И спустилась на Домодедово ночь

Иногда достаточно небольшого события, чтобы превратить благополучное место в хаос. Таким событием может, например, быть плохая погода. А что такое плохая погода? Это температура немного ниже нуля и немного дождя. Все это может с легкостью вырубить несколько подстанций, питающих, скажем, аэропорт.

В 7 утра практически ничего не предвещало проблем (ну разве что полностью обледенелый город и рейсы, задерживавшиеся всю ночь часа на три из-за обледенения взлетных полос). Толпы пассажиров постепенно скапливались на регистрации, вяло двигались погрузочные ленты… до полной остановки. И к 9 часам, когда главный вестибюль стал похож на метро в час пик, выключилось все. “Подстанцию коротнуло” – подумали мы. Хотя нет, не все. Ряд мониторов с надписью трансаэро продолжал гореть. “Резервный генератор, скоро загнется” – подумали мы. Через пол-часа погасли мониторы. Выключился билайн. К счастью в запасе был резервный мтс, проявивший бОльшую стойкость связи (он дал сбой позднее).

А дальше началась полнейшая неразбериха. Кто, куда, когда, как? Никто не мог сказать что будет дальше и чего нам делать. Для разгона толпы в рупор объявили, что аэропорт закрыт и попросили покинуть здание. На стойках информации сотрудники исчезали со скоростью света, а те кто не успел, давали противоречивую информацию. Наконец, выяснили, что сегодня можно ехать домой и искать счастья завтра.

Аэроэкспресс сиротливо и совершенно обез(жизненно)точено стоял на перроне. Местные таксисты взвинтили цены до 5т.р. до м.Домодедовская и 10т.р. в любую точку Москвы. Можно уехать на автобусах или маршрутках, к которым выстроились внушительные очереди. Но с нашими вещами это был не вариант. С трудом вызвонили своих, чтобы приехали за нами. Въезд на территорию аэропорта перекрыли, и пробка выстроилась от поста ДПС на 50 минут. Сидим в темноте, ждем. К середине дня обещали установить резервные генераторы и наладить свет в зале регистрации. Часам к 3-м постепенно начало включаться изборочно-точечное освещение. Открыли главный стратегический пункт – туалет. В новостях торжественно объявили, что в аэропорту частично восстановлено функционирование.

Наконец, приехал наш спаситель, и мы двинулись домой. Опа. На обратном пути движение было перекрыто уже у ДПС. Мы успели вовремя. Теперь осталось понять, когда ехать обратно. Как обычно, ни точной информации, ни своевременных объявлений нет. И, разумеется, никаких напитков и обедов после задержки рейсов на несколько часов. Сотрудники отвечали на этот вопрос просто: “У нас нет света! Поэтому у нас физически нет ни воды, ни закусок.”